Архив номеров

Номер 31 (1112) от 09.08.2017
Раздел: Общество

«Крепостное право» в Твери. Можно ли повесить табличку и стать управляющей компанией?

В редакцию газеты «Караван+Я» обратились жители дома 36, корпус 1, на Затверецкой набережной. Сейчас этим домом занимаются одновременно две управляющие компании. Одну, «Наш дом», выбрало товарищество собственников недвижимости, созданное жильцами дома, и она исполняет свои обязанности. А вторая, «Тверская коммуна», по их словам, попросту «захватила» дом, подав документы в ГЖИ, занимается исключительно рассылкой квитанций и периодически привинчивает на подъезды свои таблички: мол, «это моя корова, я буду ее доить». Жители называют это «крепостным правом»: «Нас захватывают, как деревеньку с крепостными».

«Мы создали ТСН, но ГЖИ отдала наш дом управляющей компании»

– Первая секция нашего дома была сдана в 2012 году, застройщик привел УК «Энергия», – рассказывают жители. – Мы приняли эту фирму, но она нас, можно сказать, «кинула»: не делалось практически ничего, мы сами мыли подъезды, сами скидывались на уборку снега.

В 2015 году мы решили, что нужно создать ТСН (товарищество собственников недвижимости). Однако в дом въехало еще слишком мало жителей – мы с трудом собрали подписи, всего около 51%. Пока мы это делали, часть квартир была перепродана…

В конце 2016 года жителей в доме уже было больше, мы снова собрали все документы. В последних числах апреля подали их в налоговую для регистрации ТСН. 10 мая нам должны были дать ответ. В этот момент фирма «Энергия» сообщила, что отказывается от управления нашим домом (договор на тот момент как раз заканчивался). Мы провели собрание жильцов, решили ждать 10-го числа: либо мы создадим ТСН, либо заключим договоры с управляющей компанией.

ТСН мы решили сделать по одной причине – чтобы заключать договоры с управляющей компанией через юрлицо. Это хороший способ наладить наконец рыночные отношения в ЖКХ. Если УК нас не устраивает, то через полгода или год мы можем договор расторгнуть. Такой способ гораздо проще, не нужно сгонять всех жителей на собрание и убеждать избирать новую УК, готовя при этом кучу документов.

10 мая налоговая  зарегистрировала ТСН и выдала свидетельство. Мы  повесили объявление на доме, что ТСН зарегистрировано, договор заключен с УК ООО «Наш дом».

ТСН подало документы в государственную жилищную инспекцию (ГЖИ). Но оказалось, что в период с 7 по 9 мая некая управляющая компания «Тверская коммуна» во главе с инициатором г-жой Мемеловой, супругой владельца строительной компании «Тверьстрой» (застройщика нашего дома), собрала подписи. Якобы за два дня 65% жителей проголосовали за эту управляющую компанию. За них, скорее всего, подписались сотрудники «Тверьстроя», живущие в нашем доме, и та часть жильцов, которая особенно не вникает в происходящее: либо им не интересно, либо они просто не живут в квартире. Замечу, что в подготовленных документах у них множество недочетов.

В ГЖИ нам сказали, что у нас договор о ТСН заключен от 10 мая, а у них позже на 5 дней – 15 мая, поэтому их документы являются действительными.

Непонятно, как у нас могла появиться «Тверская коммуна», ведь у нас ТСН, значит, жители должны были собраться и проголосовать против управления с его помощью. В протоколах и бюллетенях, которые предоставили в ГЖИ, об этом нет ни одного слова. В жилинспекции нам прямо сказали, что они не занимаются проверкой правомерности, правдивости предоставляемой информации. Они проверяют только кворум.

Мы решили собрать еще одно собрание и снова проголосовать за способ управления домом. Выбрали старших по подъезду, председателя, разместили объявление о собрании жильцов. Сейчас мы подготавливаем документы для ГЖИ, чтобы наш дом снова прикрепили к нашему ТСН.

 

«Застройщику выгодна своя управляющая компания, чтобы не платить за ЖКХ»

– У нас есть ряд предположений, почему застройщику выгодно продвигать свою управляющую компанию, – говорят жители. – Дело в том, что различным организациям от застройщика принадлежат квартиры в нашем доме, которые они сдают. Вероятно, они просто находят в этом возможность не платить за коммунальные услуги, ведь им принадлежат сотни квадратных метров.

ТСН им просто невыгодно, поэтому они протаскивают в дом свою компанию. Интересно, что у «Тверской коммуны» нет сейчас никакой документации по нашему дому. «Энергия» передала нам все документы, в том числе и управление паспортным столом, мы в свою очередь передали документацию «Нашему дому». То же самое с ключами от общедомовых помещений – подвалов, чердаков и т.д. Поскольку эти ключи у нас, «Тверская коммуна» просто сбила замки. Нам пришлось установить новые.

«Коммуна» выставляет нам счета через ЕРКЦ. Как они добились того, что ЕРКЦ это делает – непонятно. Нет договоров ни с «Тверьлифтом», ни с энергетиками, ни с «мусорщиками», ни с «Водоканалом». Один контейнер от ТСАХ они поставили, но он быстро исчез. Получается, они просто пытаются собирать с жильцов деньги.

Всем сейчас занимается «Наш дом». Однако многие жители перестали платить по счетам: им приходят сразу две квитанции. В первый месяц «Наш дом» собрал по нашему адресу всего 8 тысяч рублей. Руководство компании  опасается, что в итоге «Коммуна» захватит наш дом, и боится вкладывать деньги. Хотя они уже ремонтировали лифты, откачивали воду из подвалов, поменяли электрические рубильники, траву покосили, бордюры покрасили,  оказывали юридическую помощь при открытии ТСН.

Мы активно собираем подписи, в течение нескольких недель  планируем подать в ГЖИ протокол. «Тверская коммуна» объявила собрание жильцов 18 августа, в повестке дня – «голосование за ликвидацию ТСН». Не знаем, чем закончится вся эта история, но у нас многие уже подшучивают, что все это смахивает на крепостное право, «феодал» пришел и поставил табличку: «Это мое».

Вся деятельность «Тверской коммуны» – это регулярно вешать на подъезды дома на Затверецкой набережной капитальные таблички: дескать, они нами управляют, в случае каких-то проблем звонить по таким-то телефонам. Жители пробовали звонить – телефоны не отвечают. Наш журналист тоже проводил эксперимент – телефоны молчат. Говорят, что в управлении «Тверской коммуны» пока находится только один дом.

Вообще, ситуацию в городе надо как-то менять, сейчас любая компания может собрать подписи, повесить табличку и брать деньги с жильцов, ничего при этом не делая. Казалось бы, именно для того, чтобы пресекать такие истории, существует Государственная жилищная инспекция, а гарантом, чтобы разного рода самозванцы не присылали жителям квитанции на оплату несуществующих услуг, должен быть Единый расчетно-кассовый центр. Но история дома на Затверецкой набережной показала, что ни там, ни там не вникают в суть дела – всем наплевать. Одна надежда на неравнодушных горожан.

А еще жильцы дома очень надеются на помощь губернатора Тверской области Игоря Рудени, который на прошлой неделе высказался за развитие в регионе единой платежно-сервисной системы в сфере жилищно-коммунальных услуг на совещании в Правительстве Тверской области. По мнению губернатора, сеть филиалов единого расчетного кассового центра (ЕРКЦ) должна охватить 100% территории Верхневолжья.

Екатерина СМИРНОВА


Добавить комментарий