Архив номеров

Номер 15 (1096) от 19.04.2017
Раздел: Калейдоскоп

Пакет с мясом, не пропитанный кровью

В Твери состоялась премьера спектакля «Трамвай «Желание»

15 апреля в Тверском театре драмы прошел очередной показ весенней премьеры – спектакля «Трамвай «Желание» в режиссуре Валерия Персикова.

 

Обычно постановки по одной из самых известных пьес Теннесси Уильямса выстраиваются под Бланш Дюбуа и конфликт ее буржуазного мира со средой простых работяг с окраины Нового Орлеана, куда она вынужденно приезжает жить к сестре Стелле. Либо под конфликт Бланш и мужа Стеллы – Стэнли Ковальского, олицетворяющего ту самую среду. Однако увиденное, кажется, не подпадает ни под одну из этих категорий.

Бланш в исполнении Юлии Бедаревой, как и положено, нервна и неровна. Заметим, что большинству театральных работ Юлии свойственна некоторая экзальтированность. Далеко не всегда это смотрится естественно, но роль издерганной Бланш, потерявшей все жизненные ориентиры (мужа, родителей, семейную плантацию «Мечта»), села на Бедареву идеально – как коктейльные платья, ожерелья и меха на ее прекрасно сохранившуюся фигуру.

Стэнли (Тарас Кузьмин) выглядит напыщенным мальчишкой, самоутверждающимся за счет издевательств над женщинами в компании великовозрастного маменькиного сынка Митча (прекрасная работа актера Евгения Романова) и побиваемого собственной женой алкоголика Стива (в образе которого заслуженный артист Валентин Кулагин смотрится очень органично).

Пакет с мясом, пропитанный кровью, который Стэнли приносит жене в первой сцене, в спектакле превращается в аккуратный сверток серой бумаги без малейших намеков на содержимое, лишь подчеркивая невзаправдашнюю хищность героя.

А вот кто неожиданно выглядит действительно сильной и драматической фигурой в спектакле – так это сестра Бланш Стелла в исполнении Виктории Козловой. Вместо мягких увещевательных интонаций и метания меж двух огней ее героиня стоит каменной стеной между враждующими лагерями, служа то буфером, то опорой для обоих. И если говорить о конфликте миров, то в случае войны выживет именно она – не Бланш, защищенная от невзгод лишь прозрачной пеленой лжи и увядающей красоты, не Стэнли, который, найдя превосходящую силу, либо сломается, либо погибнет, а живущая среди работяг дочь богатых плантаторов, выросшая в особняке с белыми колоннами. Потому что умеет приспосабливаться.

Правда, цена такой стратегии выживания может быть весьма высока, ведь главной драмой спектакля становится драма предательства Стеллы. Она сама предана мужем, который изнасиловал Бланш, и в глубине души героиня знает об этом. Несмотря на это, Стелла отрекается от сестры, сдав ее на руки психиатрам – и этим предает самое себя.

В части режиссерских решений Персиков, как и в спектакле «Не все коту масленица», остановился на ровном неспешном повествовании. Это, с одной стороны, позволяет оценить каждую реплику, но с другой – все в постановке стало выглядеть главным (и одновременно не главным): от перебранки второстепенных героев до ключевых сцен. В итоге стремительной драматической кульминации и развязки, на мой взгляд, не получилось. Это, возможно также повлияло на то, что Бланш почти не жаль, а сам спектакль вылился в 3,5 часа сценического времени.

Подобный хронометраж сам по себе является испытанием для актеров. Не зная наверняка, трудно сказать, что послужило причиной столь экономно-драматического прочтения образов Бланш и Стэнли – режиссерские установки либо крайняя эмоциональная затратность трехчасового медленного погружения в безумие. Но как бы там ни было, видимо, именно это прочтение позволило актерам выйти на поклон с облегченными радостными улыбками. Всем, кроме Виктории Козловой, которая и на поклоне выглядела так, будто только что отправила родную сестру в сумасшедший дом.

Кстати, если вы уже были на спектакле и также не остались равнодушны к игре актрисы, обратите внимание на еще одну ее работу по Теннесси Уильямсу – спектакль «Стеклянный зверинец» на малой сцене. Если не были – сходите, не пожалеете.

Евгений ВЫЧЕГЖАНИН


Добавить комментарий