Архив номеров


Редко нашему народу и государству везло с правителями. Чаще страной верховодили, мягко говоря, далеко не выдающиеся личности. Свирепость и кровожадность некоторых из них вошли в поговорку, они прилипли к их именам в виде прозвища. Таким был Иван IV Грозный, любимый исторический персонаж Иосифа Сталина.


ФЕДОР КОЛЫЧЕВ

В 1565 году царь Иван Васильевич разделил свое государство на две части: земщину и "опришнину"; последняя превратилась в государство в государстве со своей Боярской думой и опричным войском, главными функциями которого стали террор и карательные действия. Возглавлял опричную думу Алексей Басманов, земскую - боярин Иван Челяднин-Федоров, имевший придворный чин конюшего. Русским государством формально руководила семибоярщина во главе с И. Челядниным, князьями Бельским, Мстиславским, дворецким Юрьевым, боярином Даниловым и другими. Однако реальная власть принадлежала царю и его опричникам.
    Террор опричников начался сразу, в феврале 1556 года: казнили 5 человек из высшей аристократии, среди них известного своей честностью опытного государственника боярина Ивана Петровича Федорова. Репрессиям подверглись семья Владимира Андреевича Старицкого и он сам. Свирепые казни с пытками множились с каждым месяцем. В них участвовал и сам царь. Николай Костомаров пишет: "Иван хотя старался угодить Богу прилежным исполнением правил внешнего благочестия, но любил по временам и иного рода забавы... у одного дьяка он отнял жену (приказав опричникам силой похитить ее), потом, вероятно, узнав, что муж изъявлял за это свое неудовольствие, приказал повесить изнасилованную жену над порогом его дома и оставить труп в таком положении две недели; а у другого дьяка была повешена жена по царскому приказу над его обеденным столом. Нередки были также случаи изнасилования девиц, и он сам хвастался этим впоследствии".
    На Москве и в других местах поселились ужас и страх. Никто не смел поднять головы - сразу следовал донос, и человека брали опричники, расправа была скорой и лютой. Практиковалось резать человека живьем, варить в котлах, в этом участвовали сам царь, его 26-летний сын Иван, опричные бояре и воеводы.
    Не многие решались на протест. Громко заявил об этом лишь один митрополит Филипп.
    Он родился 11 февраля 1507 года с именем Федор в Деревской пятине (земли Новгорода Великого). В 1537 году над родом Колычевых разразилась гроза: дядя Федора служил у князя Андрея Старицкого, попал в тюрьму, другие родственники были казнены. Федор вынужден был скрываться в Кижах, работал пастухом у крестьянина Субботы. Однако опасность все равно подстерегла его, и он подался на Соловки, где постригся в монахи под именем Филипп. К 1547 году Филипп в силу своего деятельного и трудолюбивого характера назначается игуменом Соловецкого монастыря, который получал большие доходы от продажи соли - производство ее в варницах в разных местах наладил Филипп. Вел хозяйство умно, расчетливо, занимался строительством храмов, пополнением библиотеки, принимал сосланных царем людей без опаски, предоставляя им известную свободу.
    В 1566 году митрополит Афанасий на Москве в знак протеста покинул свой пост и удалился в Чудов монастырь на покой. Царь выбрал (хотя формально его выбирал церковный собор) митрополитом Германа Палева, архиепископа Казанского. Прожил Герман на митрополичьем дворе два дня и сразу выразил свое отношение к террору, потребовав отмены опричнины. Басманов и его окружение высказались перед царем за отзыв Германа. На соборе прозвучала кандидатура соловецкого игумена Филиппа. Сыграла роль и многочисленная родня: земский окольничий Михаил Колычев - троюродный брат Филиппа, боярин Федор Умной-Колычев - опричник и еще 12 родственников. А кроме того, Иван Челяднин-Федоров и Колычевы происходили из одного старинного рода.
    Царь не сразу согласился с кандидатурой Колычева, зная и его отрицательное отношение к опричнине, высказывания о помиловании арестованных земских бояр и прочего люда, коего в любое время царствования Ивана было предостаточно. Царь сменил гнев на милость, когда Филипп 20 июля 1566 года подписал договор "в опришнину и в царский домовный обиход не вступать", "а митрополья бы не оставлял!"
    Казни и мучения людей продолжались, кровь лилась рекой. В таких условиях митрополит Филипп проявил мужество и твердость, пытаясь остановить террор. Был арестован и чудом избежал казни глава земской Думы Иван Челяднин, которого сослали в Коломну. По указу царя в 1567-1568 годах на Филиппа начали собирать компромат, в том числе и у монахов на Соловках.
    В 1567 году опричники по приказу царя отняли у Умного-Колычева все царские подарки и раздели его. Филипп пытался защитить двоюродного брата. Конфликт с царем разрастался.
    22 марта 1568 года Иван Грозный отправился на богослужение в Успенский собор и подошел к Филиппу за благословением. Но в ответ послышались обличения в беззаконии царской опричнины. Далее приведем отрывок из "Жития" Филиппа. Царь: "Что тебе, чернцу, до наших царьских советов дело? Того ли не веси, что мене мои же хотят поглотити. И ближние мои отдалече мене сташа и нуждахуся ищущем душу мою и ищущей злая мене".
    Трижды митрополит отказал в благословении и заявил, что и впредь не будет молчать, ибо его молчание "всеродную наносит смерть". В ярости царь ударил посохом о землю и заявил: "Я был слишком мягок к тебе, митрополит, твоим сообщникам и моей стране, но теперь вы у меня взвоете!"
    Престиж царя стремительно падал. Опричники Грозного настоятельно советовали применить насилие. И оно последовало. К июлю 1568 году были убиты 369 человек.
    28 июля 1568 года царь с опричниками явился в Новодевичий монастырь, чтобы участвовать в крестном ходе. Вошли в храм. Один из опричников не снял шапку, и Филипп сделал замечание, шапка сразу исчезла, но царь оскорбился и в гневе удалился из храма. Митрополит после этого инцидента удалился в монастырь Николы Старого в Китай-город, но сана митрополита с себя не сложил.
    В августе царь отдал приказ о суде над Филиппом. Доказательств в виде любимого аргумента царя - измены - не было. Была сделана попытка низложить за "порочную жизнь", но и это не удалось, а улики из Соловков вообще были шаткими.
    11 сентября 1568 года в Москве были всенародно казнены Иван Челяднин-Федоров, Михаил Колычев и три его сына, боярин Михаил Лыков с племянником, трое Хохолковых, бояре Ушатый, Сицкий, Шеин-Морозов, Сабуров, Карпов, Данилов, казначей Тютин и многие другие. Следствия проводились в тайне, смертные приговоры выносились заочно, осужденных убивали дома или на улице, на трупе оставляли краткую записку. Вместе с осужденными часто походя убивали родных и слуг. Это был, говоря современным языком, геноцид. Ужас поселился в душах простого люда.
    8 ноября, в праздник святого Михаила, Филипп вел службу в кремлевском соборе. Едва началась служба, в храм вошли опричники во главе с Алексеем Басмановым и Малютой Скуратовым. Они объявили царский указ о низложении Филиппа, после чего Малюта сорвал с митрополита святительские одежды, другие опричники набросили на него ветхую, изодранную монашескую одежду и с позором, метлой, выгнали из церкви. Народ со слезами бежал вслед за санями, в них бывшего митрополита повезли в Богоявленский монастырь, где он целую неделю просидел в темнице в железе. Царь вообще-то хотел его осудить на сожжение, так как клеветники обвиняли его в чародействе, но уступил прошениям духовных лиц, приговорив его к вечному заточению.
    Местом заточения выбрали Отроч-монастырь в Твери. Не доверяя монахам, Иван IV велел вместе с Филиппом поселить в монастыре дворянина Семена Кобылина в качестве пристава и тюремщика.


РАЗГРОМ ТВЕРИ

Царю Ивану везде мерещилась измена. Подозрительность подогревалась неудачами на международной арене. Проигранная Ливонская война, дипломатические неудачи, поход Стефана Батория под Псков, брожение умов в Новгороде, Твери, Москве, ужас народа от опричнины - все это не могло не вызывать у него подозрений к простому народу и к его, царя, ближайшему окружению. Информация черпалась из доносов.
    В июле 1569 года на Москве опричники получили из Новгорода донос некоего Петрова с Васильем Степановым на подъячих "Онтона Свиязева со товарищи", которые якобы с новгородскими людьми хотели город предать Сигизмунду-Августу Литовскому. Царь с жадностью ухватился за этот донос, приказал в Новгороде найти грамоты, которые, как указывалось в доносе, спрятаны в Софийском соборе, за иконой Богородицы. Конечно, грамоты нашли, провокация удалась.
    Опричная дума приговорила начать в декабре поход на север. Собрали огромное войско, ядром которого были опричники. Первой жертвой стал бывший тверской город Клин, где убивали и грабили всех, кто попал под руку, кто просто не понравился. Следующей на пути встала Тверь. Город обложили вкруговую, тверичи были застигнуты врасплох, "...поход замышлялся и проходил с соблюдением глубокой тайны. Никто не знал о его причинах и целях. При движении все дороги были перекрыты, как при эпидемиях. По дороге убивали каждого встречного, жгли дома в деревнях", - пишут тверские краеведы супруги А.Д. и Е.А. Виноградовы.
    В тот год был неурожай, народ голодал, его и так косила смерть. Опричники доложили царю, что по ночам голодающие крадут тела казненных и поедают их. "Благочестивый" царь пришел в ярость и приказал выгнать из Твери даже бродяг и нищих. В декабрьские морозы они все погибли.
    А в самом городе творилось ужасное, царь приказал грабить все: и церкви, и монастыри, и дома.
    23 декабря царь поселился в Отроч-монастыре, приказав Малюте Скуратову пойти к опальному Колычеву за благословением на поход на Новгород. В келье у них один на один произошел разговор, в котором бывший митрополит отказался дать благословение, сказав, что он его дает для добрых и на доброе. Малюта схватил подушку и удушил 62-летнего старика, сказав потом, что он умер от угара. К лету 1570 года гроб с телом Филиппа перевезли в Соловки, где он долго был игуменом, при царе Алексее Михайловиче, в 1652 году, его причислили к лику святых, а мощи поместили в Успенском соборе в Кремле...
    Целый день опричники грабили дом архиепископа в тверском кремле и сам Отроч-монастырь. 24-26 декабря отдыхали, деля награбленное. С 27 декабря Иван разрешил грабить посад, то есть простых горожан. Методично, дом за домом, ломали всякую утварь, рубили ворота, двери, окна, забирали все: домашние припасы, купеческие товары, свозили в кучи и поджигали. Николай Костомаров писал: "Жители опять начали думать, что этим дело и кончится, что, истребив их достояние, им, по крайней мере, оставят жизнь, как вдруг опричники опять врываются в город и начинают бить кого ни попало: мужчин, женщин, младенцев, иных жгут огнем, других рвут клещами, тащат и бросают тела убитых в Волгу. Сам Иван собирает пленных полочан и немцев, которые содержались в тюрьмах, а частью помещены были в домах. Их тащат на берег Волги, в присутствии царя рассекают на части и бросают под лед". Были убиты 1490 человек.
    Оставив разоренную Тверь, разбойное войско пошло на Торжок. Там повторилось то же самое. Были убиты около 1500 человек. В Торжке пленные татары в отчаянном броске чуть было не убили царя. Все они были умерщвлены. Потом такая же судьба постигла Вышний Волочек, Валдай, Яжелбицы. В Новгороде Великом погром по ужасным последствиям превзошел тверской, убиты, по разным подсчетам, от 3 до 10 тысяч новгородцев. Кроме обычных способов людей убивали и так: одни опричники связывали по рукам и ногам женщин и детей, бросали в Волхов (дело было в январе 1570 года), а другие на лодках подъезжали и топорами, и рогатинами топили тех, кто еще барахтался. На улицах мужчин подвешивали за руки и поджигали у них на лбу пламя "некоею составною мукою огненною". Били всех, вплоть до грудных детей.
    Погром был и в Пскове, но там больше всех пострадало духовенство. Насытившись казнями, царь-батюшка отошел в Старицу отдыхать...
    Еще 14 лет правил Русью этот кровавый правитель. Умер, оставив после себя Великую Смуту в стране и недобрую память у потомков.


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru