Архив номеров

ТЕМА НОМЕРА СОБОР

"В лето 6793. Заложиша церковь каменну святаго Спаса на Твери благоверным великым князем Михаилом Ярославичем и материю его благоверною великою княгынею Оксиньею Ярославлею Ярославича, и епископом Симеоном Тверскым".

Тверская летопись,
      запись под 1285 год.

1.

После смерти первого тверского князя Ярослава Ярославича на протяжении 12-14 лет правления его старшего сына Святослава о Твери в летописных источниках информация была скудной. И вдруг сразу под 1285 год делается запись о закладке храма, и сообщаются при этом имена трех важнейших лиц в княжестве: князя, его матери и церковного иерарха, прибывшего из Полоцка в Тверь в 1271 году и основавшего новую епархию. Сам князь был еще подростком, ему и 15 лет не стукнуло, поэтому такое значимое, судьбоносное для княжества решение он еще самостоятельно принять не мог. Разумеется, мысль о кафедральном соборе должна была возникнуть прежде всего у епископа Симеона, а учитывая все возрастающую роль княжества в военно-политических событиях Северо-Восточной Руси последней четверти XIII века, вполне вероятно, что и у светского окружения князя - бояр, воевод, дружины, самого княжеского дома - такая мысль приходила в голову не однажды. Собор в те времена служил символом военно-политического и экономико-культурного расцвета княжества, символом собирания земель и населения под "свою руку". Собор у жителя средневекового города формировал чувство защиты, чувство надежного дома. "Где святая София - ту и Новагород", - говорил новгородец. В средние века про Тверь говорили как о "доме Спаса".
      Более того, собор был своеобразным парламентом. В его стенах священники произносили проповеди (о богослужениях мы не говорим - это было главным предназначением собора). Здесь торжественно оглашались важные общественные или административные акты, например, договоры с иностранными государствами, "замирения" или объявления войны. Здесь венчались князья, а также находили последний покой в этой жизни. Простолюдины приходили сюда помолиться, помолчать, посмотреть великолепие убранства интерьера, ведь картинных галерей тогда не существовало. Звон его колоколов оживлял пространство, делал его осязаемым для души простого человека. Собор был сердцем города и княжества.

2.

В 1290 году в основном главный храм Твери был закончен, преемник Симеона (он умер в 1288 г.) епископ Андрей освятил его в день тезоименитства Михаила Ярославича - 8 ноября, а к 1292 году завершена была и роспись храма. С этого года он в полной мере стал служить тверской земле в качестве становой оси, вокруг которой происходили все значимые события тверской истории на протяжении 400 лет, до того времени, когда само здание обветшало так, что архиепископ Сергий начал строительство нового Спасского собора в 1689 году при царствовании молодого Петра I. Этот проект, этот прекрасный и величественный храм прожил еще без малого 240 лет, пока не был погублен в трагическую ночь с 3 на 4 апреля 1935 года. Страшный пожар 1763 года в Твери пощадил собор, а от беспамятства и неистовой злобы богоборцев он не смог защититься...

3.

Говоря о Спасо-Преображенском соборе, почему-то мало упоминают о красоте, я бы сказал, о грации его колокольни, выстроенной в течение 1748-1755 годов по проекту архитектора И.Я. Шумахера. Если вы взглянете на изображение, вам сразу бросится в глаза трехъярусность сооружения: в православии высоко чтят святость Троицы. Между прочим, когда в Троице-Сергиевой лавре сооружали свою колокольню, её проект, видимо, был позаимствован с проекта тверской колокольни, но там добавили 4-й ярус. В остальном они очень похожи.
      На нашей колокольне подвесили 13 колоколов, среди которых был один, самый тяжелый, в 1025 пудов (1 пуд равен 16 кг). На самом верху вмонтированы были часы, что не в каждом городе у кафедрального комплекса наблюдалось. По высоте она значительно превосходила современный Путевой дворец и, как говорят градостроители, "держала пространство" всей центральной части города. Короче говоря, колокольня сама по себе - уникальное сооружение, а вместе с собором образовала неповторимый историко-культурный ансамбль. И ее тоже взорвали. "Сколько отживших поколений осеняло себя здесь святым крестом во дни торжеств и в дни печали! Эти звуки соборных колоколов, которые мы ежедневно слышим, призывают нас на молитву в том же тоне, в каком слышали их наши предки времен царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича и даже ранее. И так давно, подумаешь, любуются тверитяне на свой "Спас златоверхий", на его золотые кресты, на соборные главы, выкрашенные саксонским голубцом, на золоченые звезды на них, на соборную крышу с ее ярью веницейской! Тут старина, тут седая старина, из древности почтенна!" - писал в XIX веке тверской историк Н.Н. Овчинников (Салимов А.М. "Тверской Спасо-Преображенский собор").

4.

Как понять тех людей, которые принимали решение об уничтожении собора? Наверное, нам станут ясны их поступки, вспомнив уничтожение современными талибами статуи Будды в Афганистане. Тут и там в действии был фанатизм, воинственный и беспощадный к иной культуре, пещерный фанатизм. Причем действия по уничтожению памятников сопровождались благообразными словесами о заботе нравственности, об истинности господствующей религии. "Пролетарская правда" 5 апреля 1935 года сообщала читателям: "За последние годы, когда благоустройство г. Калинина развернулось особенно широко, рабочие и трудящиеся через городской совет несколько раз поднимали вопрос о сносе собора и об устройстве на его месте сквера. Собор чрезвычайно мешал движению городского транспорта.
      Всестороннее обследование здания собора показало, что использовать его для культурных целей не представляется возможным. Помещение собора крайне неудобно. Понадобились бы слишком большие средства на его реконструкцию.
      Недавно мы сообщали о том, что правительство удовлетворило просьбу калининцев о сносе собора. В ночь на 4 апреля соборное здание было взорвано. Подрывные работы технически выполнены блестяще... Каменные материалы будут использованы на строительство новых домов, благоустройство набережной Волги (ныне - наб. С. Разина - Прим. авт.) и на дорожное тротуарное строительство".
      Большой ложью прикрыли преступление против собственной истории и культуры. Марксисты-ленинцы выстрелили в прошлое. Но недаром философы утверждают, что в таких случаях пулю получают в будущем. Так оно и случилось: проклятия в адрес разрушителей раздаются все громче.
      Собор разрушен, но он в наших сердцах. Он среди нас физически: мы ходим по его камням, попирая тень тверской святыни.

5.

Чего нам на тверской земле нынче не хватает? Соборности. Единения. Союза сердец. Обе ветви власти декларируют единство народа, да что-то у них не получается - не из-за взаимной ли между ними конфронтации? Да и сама власть не едина, раздираемая внутренними противоречиями, она мало внимания уделяет объединению населения вокруг животворной идеи. Не очень понимает это и центральная власть: то, что сразу поняли в Твери при князе Михаиле Ярославиче, а именно - государство сильно своими частями (княжествами, областями, субъектами Федерации), объединенными и скрепленными внутри себя одной идеей - символом. Может, поэтому администрация Путина увлеклась укреплением лишь вертикали власти, забыв о цементировании субъектов Федерации изнутри. Многочисленные партии и партийки, в уставах которых прописаны идеи объединения, работают только на отдельные группы или, в лучшем случае, слои общества, а не на все общество в целом.
      Без собора - символа единения людей тверской земли и Твери - город и область остаются в определенной степени неполноценными, и их ущербность будет ощущаться до первого удара колокола Спасо-Преображенского собора. Потом ощущение неполноценности исчезнет и придет сознание гордости за свою историю, ценности памяти о предках. И пусть Москва наступает своими капиталами, пусть прагматики мнят себя властителями ситуации - не им будет принадлежать сознание истинного величия древнего города и древней земли.

6.

Если кому-то кажется, что восстановление Спаса - дело неподъемное, то он ошибается. Археологам нужны средства на два сезона: 1 млн. рублей - на проектные работы и 1,5 млн. рублей - на изыскания. Строительство здания "вчерне" потянет на 30 млн. рублей, столько же (может, и меньше) - колокольни. Итого на первые 5 лет нужны 62,5-65 млн. рублей. Разумеется, из бюджетов не надо брать ни копейки, деньги соберет народ, который, организовавшись, даст больше. Отделка, роспись, утварь и прочее - потом. А в данный момент необходимо осознание того, что пора возрождать нашу общую святыню.
      Сделаем же первый шаг!

Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru