Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 44 (1125) от 08.11.2017
Раздел: На грани

Родом из детства. Жизнь трудных подростков из тверского интерната глазами педагога

Почему дети бегут из интерната? Как трудные подростки впервые встречают новеньких учителей? Хотят ли сами «детдомовские» в семью? И как найти контакт со сложным ребенком? Эти вопросы корреспондент «Караван+Я» задал молодому педагогу из Тверской области, который предпочел остаться анонимным.

 

У них свои законы

– Ребенок из интерната – какой он? Там чаще встречаются проблемные дети, чем в обычных школах?

– Детишки разные, но нужно понимать, что просто так туда не попадают. У них всех сложная судьба. Бывают здесь дети алкоголиков, заключенных (некоторые даже родились за решеткой). Иногда из обычных школ переводят за плохую успеваемость. С такими непросто. И им нелегко среди местных ребят, которые привыкли жить по своим принципам. Недавно к нам за неуспеваемость перевели мальчика из обычной школы, и дети тут же накинулись на него. Видят, что отпор не может дать. Не каждый пойдет жаловаться взрослым, но все равно по ребенку видно. Нам с преподавателями даже пришлось вмешиваться не раз. Но это, как правило, бесполезно, у них свои законы. В любом детском коллективе есть лидер. Как бы они ни уважали взрослого, все равно прислушиваться будут к ровеснику.

– Но с девочками, наверное, проще общий язык найти?

– Отнюдь. У девчонок очень развито соперничество. По учебе обычно учатся получше, более прилежные. Но вот в плане быта… Особенно новеньким достается. Нередко задирают их, придумывают обидные прозвища, случаются драки. Мальчишки в этом плане проще.

– Побеги из интерната бывали?

– Да, но обычно сбегают не «завсегдатаи», а как раз новички. Ребятам бывалым бежать-то некуда, они привыкли здесь жить, их все устраивает. Сложнее тем, кто попадает в подростковом возрасте. Ну вот представьте, ребенку 14 лет. До того как попал в интернат, он гулял где хотел, шел куда вздумается, у него была своя компания, друзья, подруги. А тут закрыли в четырех стенах и заставляют заниматься, учебу подтягивать, на которую он вечно забивал. Тяжело ему, не по себе, по товарищам скучает. Вот и придумывает план побега. Кстати, поодиночке редко уходят, чаще с собой кого-нибудь прихватывают.

 

Я детдомовский, мне все должны

– Вспомни, как прошел твой первый урок в интернате?

– Никогда не ходила в розовых очках, но первый урок удивил. Зашла, а все детишки улыбаются, ручки за партой сложили. Такие дети-ангелы с виду. Оказалось, бдительность усыпляли. Коллеги со мной согласятся, все дети поначалу так себя ведут – вежливые, заботливые, внимательные. А потом начинают показывать свой характер. Тогда держитесь!

Приятно работать с начальными классами. У них еще нет полового созревания, и поэтому проще. Их можно заинтересовать свои предметом, на занятиях они увлеченно слушают, стараются. Но в средней и старшей школе интересы резко меняются: девочки думают только о мальчиках, мальчики – о девочках. А ваши логарифмы, деепричастия и законы Ньютона им неинтересны.

– Но как-то заставить заниматься можно же?

– Можно попытаться мотивировать ребенка, объяснив, что ему самому это надо, но обычно в таком возрасте дети не думают о будущем. А наказывать вообще бестолково.

– Ну а типичные фразы типа «сейчас к директору пойдешь» результата не приносят?

– Нет, они больше подойдут для обычных школьников. Интернатовским терять нечего. Какая может для них быть устрашающая мера наказания? Да никакая. Они прекрасно понимают, что поход к директору ничем плохим для них не закончится. Ну, поругают, пальцем погрозят, но никуда отсюда их не переведут. И в любом случае дадут доучиться, определят в какое-нибудь училище, а там продержат как минимум до 18 лет. Потому как отчислить до совершеннолетия не имеют права. Даже если ребенок вообще не появляется на занятиях. Они этим и пользуются, понимают, что им все должны.

– Должны?

– Да. Эти дети, вопреки стереотипам, государством не обижены. Пока они дети, им все сходит с рук. Летом они ездят в лагеря, санатории. Два раза в неделю плавают в бассейне и столько же времени проводят на коньках. Нередки для них поездки в зоопарк, цирк, театры. По достижении совершеннолетия сироты могут рассчитывать на жилье.

Вот и выходя во взрослую жизнь, они продолжают ждать чуда, так как глубоко в голове сидит это «мне все должны». У кого-то получается приспособиться к сложному миру, где никто никому не должен, а кто-то ищет выход через бутылку, так и не встав на ноги. Домашние детки видят, что мама и папа ходят на работу, получают деньги за труд. Хочется кушать? Нужна зимняя куртка? Надо заработать. Ведь просто так не приедет какой-нибудь министр и не привезет еды. И волонтеры куртку просто так не привезут. А дети из интерната живых денег не видят. Им привозят все готовое. Поэтому таким ребятам в будущем нелегко приходится. У них никого нет. И со своими проблемами в будущем придется справляться самим.

– Но кто-то же выкарабкивается?

– Конечно. Тут многое еще зависит от круга людей, куда попадешь. Поэтому я очень переживала за одного своего ученика, который из-за того что его мать была когда-то зарегистрирована в Андреаполе, был отправлен из Твери туда в училище. Парень очень способный, умный, стремится к искусству, спорту. Я стараюсь со своими учениками после выпуска поддерживать общение, мы часто списываемся в соцсетях. Вот он мне и написал недавно: «Наталья Ивановна (имя изменено), ездить в Тверь возможности нет, так как долго и дорого. А тут я боюсь спиться, алкоголь чуть ли не единственное здесь развлечение. Нет ни театра, ни секций нормальных. В основном молодежь пьет».

 

Дети, за которых неплохо платят

– Есть ли шанс у ребенка из интерната, что его заберут в семью?

– Малышей усыновляют. Подростков же почти никогда. Если только оформляют опекунство.

– А сами дети стремятся попасть в семью?

– Обычно маленькие детишки хотят вязать платья для кукол с мамой и ходить на рыбалку с отцом. У старших обычно этот романтизм пропадает. Те, у кого были опекуны, вряд ли захотят обратно. Например, в том году из нашего интерната забирали двух братьев. До этого они уже три раза были возвращены опекунами.

– А почему?

– Ну, мальчишки показывают свой характер... От этого сильная озлобленность. Ну а как иначе, если детей, как собак, то туда, то сюда?

Я вообще считаю, что опекунство почти всегда оформляется из-за денег. Опекуны берут себе по пять детей, а потом получают за каждого более 10 тысяч ежемесячно. Сдают детей на все будни в спецшколу и забирают их только в выходные. Плохо разве? Только вот страдают при этом дети. Если пара действительно хочет ребенка, то она кидает все силы на его усыновление, а не в качестве «пробника» становится опекуном.

Летом к нам в интернат приезжал проект Первого канала «Хочу в семью». Мы с учителями подталкивали ребят, спрашивали: «Ну а вы чего, Сашка, Машка? Не хотите попробовать?» И что-то я не заметила среди детей большого количества желающих.

– Как вы думаете, почему?

– С теми, кто был у опекунов, оно понятно. Дети чувствуют, когда на них просто зарабатывают. Остальные привыкли к жизни в интернате, а неизвестность пугает. Да и черствеют они ко всему. Недавно к девочке приезжали дальние родственники, сказали, что мама умерла, и конфет привезли. Она даже глазом не моргнула, а конфеты с радостью забрала. Обида растет с каждым годом, дети чувствуют себя брошенными.

 

Похвала действеннее, чем ругань

– Ты молодой педагог. Для работы с такими детьми это недостаток или преимущество?

– Я думаю, молодым учителям проще найти общий язык с трудными подростками. У пожилых коллег бывают принципы: «Я так сказала, значит, так и будет». Я же считаю, что, если ребенок в чем-то провинился, значит, на то есть какая-то причина. Разобраться в том, почему он это сделал, важнее, чем бездумно наказать. Также я не забываю, что и сама была когда-то оторвой. Все мы родом из детства.

– Какое главное отличие в работе с детьми при интернате и при школе?

– У нас бОльшая ориентация на личность. К детям приходится искать индивидуальный подход. По развитию в интернате дети очень сильно отличаются между собой. Если я вижу, что ребенок более способный, то даю ему задания посложнее, и наоборот. Делается это для того, чтобы было некое равенство и детки менее развитые не чувствовали себя хуже остальных.

– Что еще важно при занятиях с детьми, но что взрослые часто упускают?

– Похвала. Почему-то часто и учителя, и сами родители, используя кнут, забывают про пряник. Я считаю, что похвала даже действеннее, чем ругань. Она отлично работает как мотивация. Поэтому даже небольшие успехи нужно отмечать, чтобы ребенок понимал, что его хороший поступок не прошел бесследно. В каждом хулигане есть что-то хорошее. Он не умеет писать грамотно и не знает, чему равно число пи, зато рисует лучше всех. И за это преподаватель обязан хвалить. Ведь когда тебя мотивируют на работе, ты с большей радостью туда ходишь?

– Да, безусловно.

– Так и у детей. От похвалы появляется больше сил и зарождаются новые идеи. 

Дашун Самарина


Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская