Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 15 (1096) от 19.04.2017
Раздел: Политический пейзаж

Куличи и политика

Очень Православные Чиновники как новый тренд

 

Главным событием прошлой недели для христиан всех конфессий была Пасха. И сегодня, на Светлой пасхальной неделе, хотелось бы поговорить на непростую тему – о роли Русской Православной Церкви в сегодняшней политике. В частности, в политике региональной. Не секрет, что Тверская область год назад получила Очень Верующего Губернатора. Хорошо это или плохо? Пока мнения сильно расходятся…

 

«БЛАГОТВОРИТЕЛИ И БЛАГОУКРАСИТЕЛИ» ПОНЕВОЛЕ

 

Сразу подчеркну: я сама человек православный. Хожу в храм каждую неделю, причащаюсь. Поэтому то, что я собираюсь писать, знаю изнутри, причем долгие десятилетия. О чем-то скорблю, как о болезни близкого, что-то вызывает у меня сочувствие. Но злопыхательством тут не пахнет. Это необходимое пояснение, сейчас поймете, почему я его делаю.

Итак, некоторое время назад Игорь Михайлович Руденя, губернатор Тверской области, на заседании правительства региона объявил о своем намерении перечислить свой месячный оклад в фонд строительства Спасо-Преображенского собора. Министры и начальники департаментов замерли: они поняли, что им тоже придется раскошеливаться. И да, из недр областной администрации до нас доносятся слухи, что придется. Говорят, всем велено перечислить по месячному окладу – независимо от взглядов и убеждений. Чиновники, конечно, народ не бедный, и у них даже есть такая забытая во внебюджетной сфере штука, как тринадцатая зарплата. Но как-то не почувствовалось в ответной реакции бодрости и понимания. А комментарии к новости об этой инициативе Игоря Рудени на сайтах тверских СМИ и в соцсетях и вовсе поражали своей злобой – народ не только не понял и не принял этот поступок губернатора, но и гневно осудил его.

Еще несколько лет назад и благотворительность со стороны власть предержащих осуществлялась не так, и религиозность их проявлялась несколько по-другому. Помню, например, как как-то случайно, зайдя среди буднего дня в один из тверских храмов, я увидела, что бывший глава администрации Твери Василий Толоко передает настоятелю деньги – на колокола. Василий Борисович, увидев меня, попросил не писать об этом. Я и не писала, но сейчас Василий Толоко уже давно не работает в Твери, и поступок его я просто привожу как пример обычной христианской благотворительности: делать добро надо так, чтобы твоя правая рука не знала, что творит левая. Или, например, много лет назад ранним утром увидела я в Вознесенском соборе стоящего в очереди к исповеди замгубернатора Владимира Грабарника. Не в алтаре у настоятеля он исповедовался, а у простого очередного священника, который, может, и не знал, что этот мужчина с бородкой – заместитель губернатора. Идиллические были времена. Тогда православие не было государственным трендом, все происходило по велению сердца, по зову души. А сегодня атмосфера вокруг Русской Православной Церкви создалась какая-то совсем другая. Чем это объяснить?

Политолог Екатерина Шульман в нашей с ней беседе перед состоявшейся в марте в Твери ее лекцией особо отметила сложившийся феномен «бюрократического православия». Наше общество, как ни крути, за годы советской власти утратило связи с христианством на 99%. Даже бабушки и дедушки нынешних сорокалетних людей взрослели в атеистической среде. Недаром разговор о религии, согласно последним опросам Левада-центра, наш народ считает чем-то неприличным – он в ней ничего не понимает и понимать не хочет.

Все взаимодействия с Церковью для обычного человека, в том числе для бюрократа высокого ранга, это в основном некая обрядовая магия, «обереги на успех» (которого, кстати, христианство никому не обещало никогда – мы чтим Распятого Христа, святых мучеников, отшельников и прочих «лузеров» мира сего). Но для государственного чиновника, которого встречают пирогами игуменьи и который дает миллионы архиереям «на паломничество на Афон» Церковь – еще и клуб, где можно чувствовать себя правильным и хорошим человеком, не вдаваясь в подробности православного богословия, пожалуй, самого сложного из всех богословий мира.

Страшный опыт XX века показывает: все может измениться вмиг. И если завтра одобряемой «свыше» идеологией опять станет государственный атеизм, много ли из нынешних благочестивцев рискнут остаться в Церкви, зная, что в любой момент могут оказаться на Соловках, и отнюдь не в качестве паломников?

В общем, в религиозном отношении народ и власть перестали понимать друг друга. Чиновники искренне думают, что людям нравится, когда они, например, передают Церкви Исакиевский собор – а люди злятся. Чиновники думают, что отдать зарплату на храм – хороший пиар, а люди негодуют… И пропасть эта все шире с каждым неловким шагом церковных или светских властей навстречу друг другу. Но «наверху», ни в Церкви, ни во власти, нет понимания глубины ширящейся пропасти, ее просто не видят.

 

ОКОЛОЦЕРКОВНЫЕ НАЗНАЧЕНИЯ

 

Год назад, приехав в Тверскую область, Игорь Руденя в первую очередь решил увидеться со здешним архиереем, митрополитом Тверским и Кашинском Виктором. В общем, это было логично: владыка Виктор возглавляет Тверскую епархию с конца 80-х, и уж, наверное, должен был бы знать, где здесь люди хорошие, а где – нехорошие. Но мир наш неидеален, и давно воцерковленные люди знают про все западни, которые могут поджидать в общении с отечественными архиереями. Достаточно погуглить – и узнаешь, кто какой страстию борим (хотя есть и безусловно праведные владыки, но их меньшинство). В общем, связавшись с владыкой Виктором Игорь Руденя попал во внутриэлитную конфликтную ситуацию, которой счастливо избежали предыдущие маловерующие губернаторы, державшиеся от митрополита на почтительном расстоянии.

В Тверской митрополии есть разные священники и монашествующие, среди них большинство – очень достойные люди. Помогать храмам можно и нужно. Но даже в Твери есть храмы, которым помощь нужна гораздо больше, чем Спасо-Преображенскому собору, необходимость восстановления которого подвергается сомнениям в том числе в православных кругах. В конце концов, тверской Спас – это такой мемориальный храм, люди в нем не сильно нуждаются. А вот церковь Божией Матери «Неупиваемая Чаша» в Южном, которую не могут построить уже 20 лет, действительно необходима – как единственный храм в огромном спальном районе, а также как центр борьбы с пьянством и наркоманией. Священники, брошенные в этом форпосте православия среди блочных советских трущоб, держатся до последнего издыхания (один, отец Алексей Расев, уже не выдержал, скончался в возрасте 47 лет). И никакому губернатору нет дела до этой недалекой окраины.

Вот еще религиозно-политическая новость. Иеромонах Дионисий (Батраев) назначен советником губернатора Игоря Рудени. Во вторник, 18 марта, в Тверской митрополии прошел Пасхальный прием – именно Дионисий курировал его подготовку. Сейчас в руках молодого, 1987 года рождения, монаха – не только самый большой и прибыльный храм города, Вознесенский собор, но и епархиальный склад, где все остальные церкви берут товар для торговли в церковных лавках. А также именно Дионисий назначен ответственным за главное церковно-политическое событие 2017 года, торжества в честь 350-летия перенесения мощей преподобного Нила Столобенского, которые пройдут в Ниловой пустыни в июне. Этот юноша приехал с Украины относительно недавно и уже в 20 с небольшим стал делать в Тверской митрополии стремительную карьеру. Знающие люди кивают головами и обходят стороной Вознесенский собор. А губернатор приближает этого парнишку.

Видимо, с подачи Дионисия Тверская митрополия подписала на прошлой неделе соглашение о сотрудничестве с региональным министерством здравоохранения. Министр Роман Курынин, вошедший в жесткий клинч со всем профессиональным сообществом, решил найти поддержку у митрополита. Еще недавно это была бы проходная новость, которая вызвала бы только позитивные эмоции – ну и хорошо, митрополия, например, хоспису поможет. В настоящее время – опять же шквал ядовитых комментариев. Мол, медицину по районам изничтожили, теперь только об отпевании пациентов договариваться остается.

Сейчас поговаривают, что комитет молодежи администрации Тверской области вместо Натальи Моисеевой, подруги юности бывшего губернатора Андрея Шевелева, может возглавить бывший иподиакон владыки Виктора, руководитель «Православной молодежи» Вадим Степанов. Сейчас он пока заместитель Моисевой, но лиха беда начало. Вроде на эту должность претендовал Илья Холодов, депутат тверской гордумы, верный сподвижник главы фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимира Васильева. Но Холодов занимается не тем: надо не на турниках солнышко крутить и не на лодках-драконах грести. Теперь наше все – земные поклоны, это самый востребованный в областной администрации вид физических упражнений. Видимо, так молодежь намереваются отвратить от политической протестной активности.

 

ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО ИДУТ В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ?

 

Все это было бы смешно, когда бы не усиливало противостояние молодежи и Церкви. Сегодня в обществе видны два разновекторных процесса. С одной стороны, после того как в 1917 году в России обнулились все общественные институты, власть каждое новое поколение изобретает «первобытно-общинный строй». Вернее, воссоздает то, что было в головах наших крестьянских предков перед тем, как их принудительно выдернули из родных изб, заставив жить в городах. Если не тянуть общество в будущее, оно сваливается в прошлое, причем сразу на несколько ментальных эпох назад.

С другой стороны, за последние 30 лет появился совершенно новый, невиданный ранее в России слой активных молодых горожан, которые эти архаичные коды крестьянских предков просто не воспринимают. Они не смотрят телевизор, не боятся изменений, не повторяют мантру «не жили хорошо, так и начинать нечего». Этих людей пока не видят социологи, опрашивающие по домашним телефонам пенсионеров, не замечают власти (ориентирующиеся все на те же данные социологов). И Церковь с ее иерархией, к сожалению, отталкивает их. Зато именно такие молодые активные горожане являются опорой благотворительности, волонтерских движений. И в политике они о себе заявят, тут и гадать нечего.

Мария ОРЛОВА


Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Воскресенск
  • Дмитров
  • Егорьевск
  • Зарайск
  • Истра
  • Кашира
  • Клин
  • Коломна
  • Красногорск
  • Луховицы
  • Люберцы
  • Можайск
  • Мытищи
  • Наро-Фоминск
  • Ногинск
  • Одинцово
  • Озеры
  • Орехово-Зуево
  • Павловский Посад
  • Подольск
  • Пушкино
  • Раменское
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Солнечногорск
  • Ступино
  • Талдом
  • Чехов
  • Шатура
  • Щёлково
  • Балашиха
  • Бронницы
  • ЗАТО Власиха
  • ЗАТО Восход
  • ЗАТО Звездный 
    городок
  • ЗАТО 
    Краснознаменск
  • Дзержинский
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Железнодорожный
  • Жуковский
  • Звенигород
  • Ивантеевка
  • Климовск
  • Коломна
  • Королёв
  • Котельники
  • Красноармейск
  • Лобня
  • Лосино-Петровский
  • Лыткарино
  • Орехово-Зуево
  • Подольск
  • Протвино
  • Пущино
  • Реутов
  • Рошаль
  • Серпухов
  • Троицк
  • Фрязино
  • Химки
  • Черноголовка
  • Щербинка
  • Электрогорск
  • Электросталь
  • Юбилейный
  • Краснознаменск
  • ЗАТО Молодёжный
  • Шаховская
  • Серебряные Пруды
  • Лотошино